panzer038 (panzer038) wrote,
panzer038
panzer038

Из дела экоактивистов исчезло 15 миллионов


Как стало известно “Ъ”, неожиданный оборот приняло рассмотрение в Воронежской области громкого дела об особо крупном вымогательстве экоактивистами у Уральской горно-металлургической компании (УГМК). Из материалов расследования исчезло 15 млн руб. наличными, после получения которых в 2013 году был задержан обвиняемый Михаил Безменский. Как выяснилось, полиция передала их на депозит воронежского главка МВД в казначействе. Защита настаивает, что силовики утратили ключевой вещдок и предмет преступления, и намерена сначала добиться исключения из дела денег как доказательства, а затем и развалить обвинение в целом. Представители УГМК настаивают, что отсутствие денег ничего не меняет и «препятствий для обвинительного приговора» в отношении активистов нет.
Об исчезновении 15 млн руб. наличными стало известно после того, как в начале мая в Новоусманском райсуде Воронежской области, где рассматривается «хопёрское дело», по ходатайству защиты суд затребовал в полиции деньги для обозрения. Предоставить купюры силовики не смогли: глава центра финансового обеспечения (ЦФО) воронежского ГУ МВД Алексей Шелестов в письме, приобщенном к материалам разбирательства, сообщил, что деньги находятся «на депозитном счете» его ведомства в федеральном казначействе. Деньги были сданы в ЦФО на хранение летом 2015 года, когда дело уже было в суде. В материалах дела остались только ксерокопии купюр и их номера. «Утерян предмет преступления. Мы будем ходатайствовать перед судом об исключении этого доказательства, а затем добиваться и снятия обвинения»,— сказал “Ъ” адвокат Сергей Бутусов, представляющий интересы обвиняемых. Рассчитывают на развал дела и сами обвиняемые. «Когда я знакомился с материалами дела, никаких купюр мне не показывали. Может, они их сами нарисовали или отксерили свои, которые я в глаза не видел? Кроме того, еще два года назад участники процесса, общавшиеся и со мной, и с людьми из УГМК, говорили, что знают о пропаже денег и сильно по этому поводу нервничают,— сообщил Михаил Безменский.— У нас есть вопросы и по другому вещдоку по делу — Audi. Она была сдана на ответственное хранение УГМК, но там почему-то не стояла в гараже, а ездила».

Расследование этого дела началось после того, как сотрудники ГУЭБиПК МВД РФ в ноябре 2013 года задержали господина Безменского после получения 15 млн руб. от топ-менеджера УГМК Юрия Немчинова. При задержании оперативники достали деньги из багажника Audi Q7, которую, по версии обвинения, активист тоже получил от холдинга путем вымогательства. Кадры оперативной съемки с этой операции, на которых запечатлены и купюры, были распространены в СМИ. По версии обвинения, Михаил Безменский и казачий атаман Игорь Житенев вымогали суммарно 26 млн руб. (ст. 163 УК РФ) у УГМК в обмен на прекращение протестных акций на востоке Воронежской области, где в интересах компании проводилась разведка двух медно-никелевых месторождений. Публичные акции, одна из которых закончилась поджогом буровых установок и погромом в лагере геологов, проходили возле месторождений, неподалеку от реки Хопёр (по ее названию СМИ и стали именовать дело Житенева и Безменского). Разбирательство идет почти пять лет, оба фигуранта не признают себя виновными. Дело трижды уходило в Новоусманский райсуд, не раз менялась и квалификация обвинения. Первый процесс закончился в конце 2016 года возвратом дела прокурору в связи с «невозможностью постановления приговора» из-за недочетов в материалах дела. Затем судьи еще два раза отказывались рассматривать дело, сославшись на конфликт интересов и недостаточность доказательств. В четвертый раз дело рассматривает судья Дмитрий Сорокин, обычно специализирующийся на гражданских и административных разбирательствах.

Начальник ЦФО ГУ МВД Алексей Шелестов не стал комментировать “Ъ” ситуацию с деньгами, сообщив лишь, что с поступившей от оперативников наличностью в ведомстве поступают «по-разному». В УГМК же считают, что «никаких препятствий для обвинительного приговора» по-прежнему нет. «Защита использует любой шанс и процессуальные нюансы для доведения до суда мнения о якобы незаконном уголовном преследовании Безменского и Житенева. Согласно общему правилу, вещественные доказательства хранятся при уголовном деле до вступления в силу приговора суда, однако в соответствии с УПК РФ денежные средства после производства следственных действий могут быть возвращены владельцу, либо сдаются на хранение в финансовое подразделение органа, принявшего решение об изъятии данных денежных средств, либо передаются в банк. Соответственно, следователи не нарушили закон»,— уверена замначальника управления общественных связей «УГМК-Холдинга» Маргарита Глотова. С ней согласны и некоторые из опрошенных “Ъ” силовиков. «Это обычная практика. Деньги кладутся на счет, так как в деле уже есть не только их копии и номера, но и результаты экспертиз, позволяющие зафиксировать факт их получения обвиняемым, и бумаги о приеме денег из казначейства»,— объяснил один из них. Между тем в судебной практике Воронежской области уже был случай, когда утрата наличных сыграла серьезную роль в резонансном разбирательстве. В 2003 году силовики подозревали в получении взятки в $4 тыс. начальника пресс-службы мэрии Воронежа политолога Дмитрия Нечаева. Однако к концу 2004 года уже в суде выяснилось, что изъятые при задержании купюры исчезли. «Мы ходатайствовали о том, чтобы обозреть в судебном заседании эти деньги. Обвинение сначала настаивало на нецелесообразности этого, но в итоге признало, что предъявить деньги не может. При этом оно говорило, что в деле есть ксерокопии купюр и их номера. В итоге выяснилось, что организатор оперативного эксперимента сам брал деньги для него в долг, и предмет взятки был утрачен. В конце концов дело было прекращено с формулировкой "за деятельным раскаянием обвиняемого", хотя Нечаев никогда себя виновным не признавал и не признает»,— рассказал “Ъ” адвокат Николай Алимкин, защищавший интересы политолога.

https://www.kommersant.ru/doc/3628137

С чего всё начиналось:

В вымогательстве 24 млн рублей у представителей Уральской горно-металлургической компании (УГМК) Искандера Махмудова кроме Безменского обвиняется местный казачий атаман Игорь Житенев.

Тверской райсуд Москвы арестовал на два месяца эколога Михаила Безменского и казачьего атамана Игоря Житенева, подозреваемых в вымогательстве более 24 млн руб. у представителей Уральской горно-металлургической компании (УГМК) за снятие блокады с медно-никелевых месторождений в Воронежской области.
Непосредственным поводом для вымогательства послужили события, произошедшие 22 июня этого года на Сорокинском поле, что в Новохоперском районе,— тогда десятки человек вначале блокировали геолого-разведочный лагерь УГМК, а затем устроили в нем погром, уничтожив две буровые установки (ущерб превысил 60 млн руб.).

Несмотря на то что местная полиция возбудила уголовное дело о хулиганстве, беспорядки продолжились: казаки, оцепив лагерь, не пропускали геологов на работу. Пока представители УГМК пытались решить проблему, на них вышел один из активных участников акций Михаил Безменский, предложивший урегулировать ситуацию за деньги.

В ходе переговоров, которые после обращения из УГМК взяли под контроль сотрудники ГУЭБиПК, господин Безменский потребовал 24,7 млн руб., которые, по данным оперативников, получил в три транша. За самым крупным и последним, в 15 млн руб., он приехал на Audi Q7 к воронежской гостинице "Феникс", где проживал представитель УГМК.

Несмотря на то что на Михаиле Безменском были резиновые перчатки, трогать фирменный пакет УГМК с деньгами он не стал, попросив представителя компании положить его в багажник иномарки.

— Вы нас не пишете? — поинтересовался у него эколог.

— Нет,— ответил тот и спросил.— Мы теперь можем работать?

Как будто предчувствуя неладное, господин Безменский лишь кивнул в ответ. Затем он вызвал эвакуатор, чтобы тот увез его машину с деньгами. Очевидно, наблюдая за ним, эколог рассчитывал засечь слежку. Однако оперативники ГУЭБиПК остановили эвакуатор на подъезде к "Фениксу" — господину Безменскому пришлось сесть за руль самому, и его тут же задержали. Попавшийся с поличным эколог решил сотрудничать, сообщив участникам спецоперации, что себе он оставлял только часть денег, полученных от УГМК (например, купил на них машину), а остальные отдавал казакам, которые и блокировали геологов.

На встрече с атаманом Игорем Житеневым история повторилась: он также попросил положить свою долю в багажник машины.

В четверг Тверской райсуд, удовлетворив ходатайство следственного департамента МВД, арестовал подозреваемого в вымогательстве (ст. 163 УК) атамана Житенева, а вчера избрал меру пресечения Михаилу Безменскому.

Лидер движения "В защиту Хопра" Константин Рубахин вчера сказал "Ъ", что готов будет сотрудничать с полицией "на следующей неделе". "Я сейчас изучаю ситуацию с соратниками, общественниками и юристами. Надеюсь на объективность следствия — ведь если полицейские изучат материалы, которые изъяли у меня при обыске (следственные действия проводились в снимаемой им квартире на улице Наметкина в Москве.— "Ъ"), то увидят, что никакого отношения к вымогательству я не имею",— отметил господин Рубахин. Он добавил, что давно с сомнением относился к Михаилу Безменскому. "Когда я увидел у него дорогую машину, я понял, что в его деятельности появились новые интересанты",— отметил активист, статус которого по делу пока не определен.

В свою очередь заместитель гендиректора "УГМК-Холдинга" Евгений Брагин вчера подтвердил "Ъ", что компания снова начала полевые разведочные работы: "Теперь нашим сотрудникам никто не мешает — на месте работ нет ни активистов, ни нападений, а геологи спокойно делают свою работу". По словам господина Брагина, в УГМК "давно понимали", что протесты "организованы искусственно" и не являются "выплеском недовольства населения". "Когда представители протестующих обратились к сотрудникам УГМК с предложением взять деньги в обмен на прекращение протестов, мы сразу же обратились в полицию. Результат, как видите, налицо",— отметил господин Брагин.

Между тем экологи говорят, что серьезные экологические проблемы вызывают не предстоящие разработки УГМК, а использование в массовом порядке черноземных земель под посадку рапса, из которого затем за границей изготавливается биологически чистое топливо.
Отсель: https://www.kommersant.ru/doc/2357201
Экологу и атаману утяжелили статью
Фигурантам дела о вымогательстве у УГМК переквалифицировали обвинение


Следственный департамент МВД РФ вновь изменил формулировку обвинения экоактивистам Михаилу Безменскому и Игорю Житеневу, которым инкриминируется вымогательство 24 млн руб. у представителей Уральской горно-металлургической компании (УГМК) Искандера Махмудова. УГМК финансирует разведку медно-никелевых месторождений в Воронежской области и сталкивается с сопротивлением со стороны экологов. Обвиняемые обещали в обмен на деньги свести протесты на нет. Ранее полицейские уже меняли формулировку обвинения с вымогательства на мошенничество. Адвокаты подозревают, что таким образом следствие пытается оставить их клиентов в СИЗО до суда.
По словам адвоката Алексея Ветринцева, представляющего интересы Игоря Житенева, полицейское следствие официально предъявило новое обвинение активистам 12 марта. Вместо мошенничества в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 УК РФ, до десяти лет колонии) Игорю Житеневу и Михаилу Безменскому в вину вменяется вымогательство в особо крупном размере (п. "б" ч. 3 ст. 163 УК РФ, до 15 лет колонии). "Нас еще не знакомили с материалами дела, причин изменений мы достоверно пока не знаем. Однако оно наверняка связано с позицией Генпрокуратуры, которая около недели назад вернула дело в МВД на доследование. Взгляды этих двух ведомств на нашу историю, очевидно, расходятся",— сказал господин Ветринцев. Его коллега Владимир Голубев, защищающий Михаила Безменского, отметил, что из формулировки обвинения пропал первоначально вменявшийся им в вину пункт о создании для вымогательства организованной преступной группы. Из признаков, квалифицирующих преступление как особо тяжкое, остался только особо крупный размер вымогаемых средств. В полиции и прокуратуре официально ситуацию не комментировали.

Напомним, следствие считает, что поводом для преступных действий эколога Михаила Безменского и казачьего атамана Игоря Житенева стали беспорядки, происшедшие в Новохоперском районе Воронежской области 22 июня 2013 года. Тогда протесты против разведки и разработки расположенных там Еланского и Елкинского медно-никелевых месторождений обернулись разгромом лагеря геологов и поджогом буровых установок. Ущерб от беспорядков, по оценкам подрядчиков, работающих в интересах УГМК, составил более 60 млн руб. По версии полиции, после этих событий Михаил Безменский обратился к представителям УГМК и пообещал им способствовать прекращению волнений в обмен на 24 млн руб. В мае прошлого года он был задержан в Воронеже оперативниками ГУЭБиПК МВД РФ при передаче части этих денег. Затем полицейские, используя эколога как "приманку", задержали и Игоря Житенева. Оперативники сразу же пытались задержать и Константина Рубахина, которого, по данным "Ъ", они считают основным лидером противников разработок, но безуспешно. Сейчас он находится за границей. В мае 2014 года обвиняемые Житенев и Безменский были арестованы Тверским судом Москвы и до сих пор находятся в столичном СИЗО. Осенью прошлого года следствие неожиданно смягчило им обвинение, переквалифицировав на мошенничество. Тогда в МВД говорили, что суд над активистами может начаться еще до конца 2014 года, однако этого не произошло. Свою вину оба арестованных не признают.

Примечательно, что после ареста эколога и атамана, а также отъезда Константина Рубахина крупных протестов в районе разработок больше не было. В октябре прошлого года Новохоперский райсуд Воронежской области осудил жителя Урюпинска Волгоградской области Михаила Боярищева на два года шесть месяцев колонии за участие в погроме 2013 года. Он стал единственным участником тех событий, получившим срок.

Константин Рубахин сказал "Ъ", что видит в изменении обвинения "его несостоятельность". Сам господин Рубахин является свидетелем по делу, но уверен, что "на первом же личном допросе станет подозреваемым".

Адвокаты Ветринцев и Голубев единодушно сказали, что действия следствия могут быть мотивированы необходимостью оставить их клиентов под стражей. "В мае будет год, как они находятся в СИЗО. По статье "Мошенничество" это предельный срок. Вмененное сейчас вымогательство в особо крупном размере — особо тяжкий состав, по которому обвиняемый может находиться под стражей до полутора лет, то есть, возможно, до суда",— считает Алексей Ветринцев. "У следствия есть опасения за судьбу дела и за то, насколько правильно будут себя вести обвиняемые, выйдя из СИЗО",— добавил господин Голубев. По данным "Ъ", еще одним мотивом переквалификации обвинения может стать стремление следствия передать дело из центрального аппарата МВД в воронежскую полицию.
отсель: https://www.kommersant.ru/doc/2687513

Tags: охвостье, полицаи, продукт режима, шваль
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Именины

    11 апреля именины отмечают: Васса, Евстафий (Евстахий, Остап, Остах), Иоанн (Иван), Иона, Кирил (Кирилл) и Марк.

  • BG26 Komodo — новая серия бюджетных складных ножей от Bestech Knives

    Среди последних новинок торговой марки Bestech Knives, в бюджетной категории, представлена серия складных карманных ножей BG26 Komodo, ножи которой…

  • Именины

    10 апреля именины отмечают: Авив, Варахисий, Евстрат (Евстратий), Занифа (Занифан), Иларион (Илларион), Илья (Илия), Иона, Лазарь, Маруф (Маруфан),…

promo panzer038 september 15, 2013 05:45 96
Buy for 10 tokens
Довожу до сведенья всех психически неуравновешиных типов, дегенератов, трахнутых на всю голову русофобов, либерастов, носителей белых и радужных тряпок, антисталинистов, исказителей истории, сектантов и прочей швали, что путь им сюда заказан. Особо настойчивые особи будут незамедлительно помещены…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments